Военнаяразведка Польши на советско-польской границе наканунеВторой мировой войны

На протяжении 1920-1939 гг. советское руководство считало Польшу условной буферной зоной между Европой и СССР, на которой европейские государства производили подрывную деятельность, направленную против коммунистического режима. Развитие отношений Польши с Англией и Германией воспринималось как потенциальная угроза безопасности Советского союза. Такая реакция СССР была небезосновательна, поскольку польские спецслужбы накануне Второй мировой войны проводили активную разведывательную деятельность по выявлению военного потенциала как в приграничных с СССР территориях, так и в центральных его регионах. Как отмечает В.Хаустов, понятное стремление правительства Польши, которая совсем недавно пережила массированное вторжение Красной армии, иметь достоверную информацию о возможной советской военной подготовке, в Политбюро ЦК ВКП(б) воспринималось как подготовка Ю. Пилсудским агрессивных действий против СССР [3].

         На смежных с УССР приграничных уездах Волынского воеводства в 1938-1939 гг. развернулась мощная компания по внедрению на советскую территорию польских агентов. Основная работа по подготовке агентуры для шпионской деятельности на территории СССР проводилась Ровенской «пляцувкой» (локальным разведывательным центром) № 8 Корпуса охраны пограничья (КОП). Последний был подразделением 2-го Отдела Генерального штаба Польской армии с функциями разведывательной и контрразведывательная деятельность в пограничной полосе.

Ровенский разведцентр оперировал сетью резидентов проживающих на территории Корецкой, Острожской, Шумской, Гороховской и Здолбуновской гмин. В общем резидентуру составляли поляки, или украинцы, принявшие римско-католическое вероисповедание, офицеры и подофицеры резерва, государственные служащие, служащие жандармерии и железной дороги. Каждый резидент имел сформированную сеть агентов с числа украинцев или россиян, которые регулярно перебрасывались на территорию СССР [1, л. 23-24].

Особое внимание служащих Ровенской пляцувки № 8 уделялось вербовке информаторов с числа работников железной дороги, особенно тех, кто работал на Шепетовском направлении и часто бывал на советской территории. Именно этот факт станет ключевым в судьбе многих железнодорожников после восстановления советской власти на территории Западной Украины. Большинство из них будет арестовано на протяжении сентября-ноября 1939 г. органами НКВД.

В преддверии немецко-польской войны особое внимание Ровенского разведцентра сосредотачивалось на радиоразведке. Еще вначале 1939 г. здесь было налажено радиопрослушивание, в том числе и силами частных лиц, которые своими радиоприемниками перехватывали ведомости касающиеся дислокации Красной армии и передавали полученную информацию в разведцентр [1, л. 27-28].

Об особом внимании правительства Польши к разведывательным структурам накануне войны свидетельствует увеличение финансирования на их нужды: в конце 1938 – начале 1939 гг. сума ежемесячных расходов превышала 3 000 злотых на отделение [1, л. 29].

Касательно Ровенского разведцентра, то его основное внимание было направлено на разработку советского направления: служащие пляцувки № 8 допрашивали советских разведчиков задержанных КОПом, пассажиров следовавших через железнодорожную станцию Здолбунов с УССР, получали и анализировали информацию от секретных информаторов с числа железнодорожников. Отметим, что именно они в числе первых в августе 1939 г. заметили передвижение советских войск в пограничной полосе и их значительное накопление на границе с Польшей и СССР [1, л. 156].

Другое направление работы, которое требовало значительных усилий – подготовка и перебрасывание разведчиков на территорию СССР. В 1939 г. совершать такие акции ставало значительно труднее, поскольку на советской приграничной полосе наблюдалось усиление охраны. Докладная записка заместителя наркома внутренних дел УССР А. Кабулова наркому внутренних дел СССР Л. Берии свидетельствует, что за период с 1 января по 1 июля 1939 г. на территории УССР задержано 138 нарушителей границы со стороны Польши. Результатом длительной следственной деятельности стало разоблачение 25 агентов польской разведки. В документе указано, что особую активность польразведка начала проявлять с мая 1939 г.: если в феврале-марте задерживалось по одному агенту, то в мае задержанных было уже 7, а в июне – 14 [2, с. 362].

Перед проведением акций по пересечению границы польских агентов тщательно готовили. С этой целью в г. Здолбунов в конце 1938-начале 1939 гг. функционировало четыре конспиративных квартиры. В передвоенный период на каждой квартире было подготовлено по два агента [1, л. 36-37].

Обучение агентов совершалось за определенной программой разбитой на несколько разделов.

1-й включал в себя информацию об СССР: а) административное устройство СССР, республики, автономные края, области, районы, сельсоветы; б) административное устройство УССР, центр, область, район, в) государственное устройство СССР, выборы в Верховный Совет, госучреждения в масштабе района и особенно сельсовета, и др.

2-й раздел касался Коммунистической партии: а) краткая история, б) цель и задания, в) организационное устройство – ВКП(б), ЦК, Политбюро ЦК ВКП(б), обком, райком, г) руководители партии, правительства;

3-й раздел – комсомол;

4-й - включал информацию относительно Красной армии: а) форма родов войск и знаки отличия, б) структура Красной армии до дивизий, в) Нарком обороны, г) НКВД и милиция;

5-й раздел – чтение советской периодики и литературы;

6-й раздел – спецдисциплины: а) компас, ориентация по компасу днем и ночью, практические занятия с топографическими картами, определение масштаба, б) ориентировка по созвездиям, солнцу, деревьям, в) марш-броски днем и ночью от 10-ти до 30-ти км.

7-й раздел – знакомство с оружием: а) револьвер, пистолет, граната, б) практические занятия;

8-й раздел – наблюдения: а) методы ведения наблюдений, б) как уйти от преследования, в) практические занятия;

9-й раздел – организация охраны границы: а) способы переброски через границу, б) знакомство с участком границы, где планируется переход, в) уничтожение следов перехода специальными средствами;

10-й раздел – общее ознакомление и поведение: а) знакомство с советскими деньгами, проездными документами, нумерация и типы вагонов и др.

11-й раздел – задание и документы. Задания давались за 2-3 дня до переброски на советскую сторону, непосредственно перед переходом границы агентам вручались документы [1, л. 39-41].

Агенты, прошедшие обучение в г. Ровно, перебрасывались на территорию УССР в июне-июле 1939 г. К примеру, первая пара (Ильченко – Боер) была переброшена на участке заставы Киликиев 20-го пограничного отряда. Перед ней стояло задание: а) пройти до г. Мирополь, оттуда поездом доехать до г. Бердичев, где определить род войск размещенных в казармах, б) определить концентрацию войск в районе г. Бердичев, в) добыть указы подписанные комендантом города и несколько экземпляров метиной прессы [1, л. 51].

При переправе на советскую сторону агентура обеспечивалась документами: справкой из сельсовета, паспортом, схемой пути, советской одеждой. Особое внимание уделялось обуви, которая обязательно должна была быть на резиновой подошве. Также агенты получали советские деньги в сумме от 50 до 200 рублей на человека в зависимости от заданий и продукты питания: хлеб, колбасу, шоколад (без обертки), зимой водку. Для самозащиты каждая пара обеспечивалась оружием: одним – двумя пистолетами, тремя блоками патрон, двумя гранатами, а также ножами, компасом, часами, карманными фонариками и др. [1, л. 45-47].

Следует отметить, что, несмотря на высокий уровень профессиональных навыков, подготовка агентов проводилась ускоренными темпами и не давала ожидаемых результатов. Большинство переброшенных на территорию СССР разведчиков возвращались замеченными советскими пограничниками, а некоторые добровольно сдавались в плен. Среди ошибок, которые ставали фатальными для польских агентов – использование в разговорной речи польских терминов (секретарь сельсовета – писарь) и др. Даже такой продукт питания как сало, часто выдавал чужаков, поскольку в последних кожа на нем была ошпарена кипятком и очищена, тогда когда на советской территории ее осмаливали, или вообще срезали.

Несмотря на сложную ситуацию, в которую попала Польша, пребывая в состоянии войны с Германией, работа агентов и шпионов на советской территории не прекращалась. С 1 по 7 сентября 1939 г. советскими пограничниками было задержано 9 нарушителей границы [2, с. 365]. Результатом полученной от ни информации стали аресты штатных и контрактных сотрудников польских разведывательных структур после 17 сентября 1939 г. В тюрьмы НКВД попало и огромное количество жителей приграничной полосы, заподозренных в шпионаже, контрабандистов, привлекаемых для разведывательных целей, беженцев с УССР, которые в 30-х годах избежали раскулачивания и выселения в отдаленные регионы СССР. Последние, по мнению органов НКВД, выдали секретную информацию об СССР. Все они осуждались к длительным срокам заключения (8-10 лет) в исправительно-трудовых лагерях. Что касается служащих польразведки, то этот факт, как не парадоксально, свидетельствует о значительном уровне их профессионализма, в котором советские карательно-репрессивные органы видели серьезную угрозу.

Источники и литература

1. Государственный архив Ровенской области. – Фонд Р.2771. – Оп.2. – Д. 5646.

2. Советские органы государственной безопасности в 1939- июне 1941 г.: документы ОГА СБ Украины / состав. Василий Даниленко, Сергей Кокин. – Изд. Дом «Киево-Могилянская академия», 2009. – 1311 с.

3. Хаустов В.Н. Из предыстории массовых репрессий поляков. Средина 1930-х гг.[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.memo.ru/history/POLAcy/chaucorr.htm – Дата доступа: 23.02.2014.